Муниципальное объединение библиотек г. Екатеринбурга

Библиотека им. М.Горького

Екатеринбург, ул. Ильича, 20

тел.: (343) 338-38-97
тел.: (343) 338-39-92

E-mail: bibl28@ekmob.org

  • pic1
  • pic2
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
  • pic3
Праздник Валенка
Сеть кинотеатров Премьер-зал
Литературная матрица
ЛитРес
Много Игр 96 ру
Читай Это!

Лавров М. В.

Лавров Михаил Васильевич


(04.03.1911-08.11.1969)

Окончил Рыбинский авиамоторостроительный техникум (1930); Всесоюзный заочный машиностроительный институт (1952), инженер-механик.

Награжден орденами Ленина (1944, 1962, 1966), Красной Звезды (1945), Отечественной войны I степени (1946), Трудового Красного Знамени (1958), медалями. В 1930-1941 гг. – на заводе № 8 им. М.И. Калинина (г. Подлипки, Московской области): станочник, механик цеха, начальник пролета, заместитель начальника цеха, начальник цеха; в 1941-1969 гг. – на заводе № 8 им. М.И. Калинина (Свердловск): начальник механосборочного производства, главный инженер, с 1957 г – директор.

Под его руководством в годы Великой Отечественной войны завод выпустил 20 тыс. зенитных орудий. После войны созданы артиллерийские системы КС-18, КС-19, КС-30, 90-К, КСМ-65 и др., проведена реконструкция предприятия. Руководил созданием и производством первых в СССР ЗРК для сухопутных войск: ракет 3м8, пусковых установок комплексов «Круг» и «Куб»; противолодочных комплексов «Вьюга» и др.

 Е.В. Зимовец

 Зимовец, Е. В. Лавров Михаил Васильевич // Инженеры Урала: энциклопедия.- Екатеринбург, 2001.- С.309

Верность

         Завод имени Калинина, или как его называют в Екатеринбурге, ЗИК, можно сказать, образцовое предприятие ВПК. Оно столь же известно в определенных кругах, как и «Уралмаш» в своих. ЗИК был хорошо закрытым предприятием. И что делают за его заборами, далеко не все знали в городе.

         Многих удивил один случай. В шестидесятые годы Ричард Никсон, будучи президентом США, посещал наш город. Программой его пребывания было предусмотрено посещение Уралмаша. Говорят, что в машине по дороге на завод Р. Никсон обратился к сопровождавшим его советским работникам: «Мы сейчас проезжали мимо самого большого в Европе завода по изготовлению ракет,- и, улыбнувшись, добавил:- А нашего посещения его в программе нет. Ошибка».

         Руководить таким предприятием и сложно, и почетно. Наш рассказ о Михаиле Васильевиче Лаврове, почти 25 лет проработавшем главным инженером и директором этого предприятия.

         Его неоднократно «сватали» на другие предприятия, соблазняли повышением по службе, но он категорически заявлял: «Я никуда с завода не уйду». И проработал на нем непрерывно 39 лет, до самой смерти оставшись верным ему.

         Родился он в г. Рыбинске и после окончания механического техникума начал с 1930 г. работать. Сначала конструктором, затем перешел в цех. Завод входил в число лучших артиллерийских предприятий страны. Он был укомплектован высококвалифицированными работниками, которые дорожили традициями русских оружейников. Предприятие специализировалось на изготовлении зенитной артиллерии. В 30-е гг. в основном под руководством одаренного конструктора М. Н. Логинова были разработаны и запущены в производство несколько типов зениток калибра от 25 до 85 мм. Его изделия неизменно признавались лучшими в острой конкуренции с продукцией других конструкторов. Рассказывают, что после одного из испытаний на полигоне, подтвердивших превосходство очередной логиновской зенитки, «отец народов» пил из алюминиевой кружки за здоровье победителя, что, впрочем, не спасло М. Н. Логинова от преждевременной смерти незадолго до войны.

         В 1941 г. завод был эвакуирован на Урал, и почти всю войну М. В. Лавров проработал начальником цеха. Трудился он самоотверженно, о чем свидетельствуют его три ордена (Ленина, Отечественной войны I степени и Красной звезды).

         Рассказывая о М. В. Лаврове, мы параллейно говорим и о тех, с кем он работал рядом. В начальный период становления личности руководителя это очень важное обстоятельство. И он или принимает и повторяет черты своего учителя или отмежевывается от них, проявляя характер. В 1945 г. Михаил Васильевич был назначен главным инженером после того, как нарком Д. Ф. Устинов отозвал с этой должности в Москву своего бывшего однокашника. У прежнего главного инженера не складывались отношения и разгорались конфликты с директором Б. А. Фраткиным.  Работали они, директор и главный инженер, более двух лет довольно слаженно, но давалось это Лаврову с большим трудом. Б. А. Фраткин был волевым, пробивным руководителем, но и отличался душевной черствостью, эгоизмом и равнодушием к людям. Однажды он отправил на фронт в штрафной батальон вахтера, вся вина которого состояла в том, что он вовремя не распахнул ворота перед директорской машиной, и той пришлось остановиться.

         Фраткин дружбу водил с начальником Главного артиллерийского управления и начальником Управления КГБ по Свердловской области. Уверовав в свою «непотопляемость», он ни во что не ставил ни партийную, ни общественные организации завода, не брезгуя приписками. За что, собственно и был в 1947 г. исключен из партии и снят с должности. Он оставил после себя плохую память - скопище бараков, именовавшихся в народе «фраткинград»…

         М. В. Лавров был полной противоположностью Фраткину. Грамотный специалист, принципиальный, обязательный, вежливый. С завода не брал для себя ни гвоздя, был в этом отношении щепетилен до крайности и не терпел несунов. Работу свою знал хорошо, жил ею, дневал и ночевал на заводе.

На смену Б. А. Фраткину М. В. Лавров не был назначен, может, из-за молодости, а скорее из боязни, что он во многом будет повторять своего предшественника. На завод пришел В. В. Кротов, в годы войны работавший начальником цеха Мотовилихинского завода в Перми. Знавшие его вспоминают, что это был 35-летний гигант, который любил ходить в кожаном пальто. Сильный, прямой, на первый взгляд грубый, но при более близком знакомстве оказывавшийся открытым, доступный людям человек, этакий «душа нараспашку». Обходя цехи, мог обругать мастера, рабочего, а потом хлопнуть по плечу, сказав: «Садись, давай покурим». И заводил разговор по душам. Это производило впечатление и давало разовый эффект.

М. В. Лавров, напротив, был деликатным, немного замкнутым человеком. Он очень редко кипятился, а добивался своего, брал окружающих убеждением, разъяснением. Его уважали, но и побаивались. Таким он останется и на посту директора.

Кротов и Лавров работали слаженно. Они хорошо дополняли друг друга, и сотрудники с удовольствием работали с этой парой. К тому же оба были молоды, почти одногодки, учились и получили высшее образование без отрыва от производства. М. В. Лавров в 40 лет окончил институт.

Вероятно, М. В. Лавров уже в 50-е гг. считал, что заводу нужна и гражданская специализация. Не будет же вечным военное противостояние. Да и для легенды о заводе нужны были гражданские изделия. С его именем связана организация производства станков для подземного бурения, растряски коконов, выпуск турбобуров, экскаваторов, электропогрузчиков. Последние в 90-е гг. стали не только «легендой», но и палочкой-выручалочкой завода.

Став в 1957 г. директором завода, Лавров возглавил коллектив в таком сложнейшем деле, как переход на изготовление зенитных ракет. Для этого требовалось провести реконструкцию всего предприятия, его техническое перевооружение.

Для М. В. Лаврова как управленца была характерна оперативность. Он часто создавал небольшие рабочие группы из ведущих специалистов, и в распорядке его дня было время для работы с этими группами. Он умел широко использовать опыт родственных заводов, посылая туда инженеров, технологов. От каждого командированного требовал в отчете не только изложить увиденное, но и свои предложения, где и что можно использовать на заводе. Предпочитал подходить к проблеме с нескольких сторон. Для этого иногда поручал специалистам выступать на совещании в различных ролях, предупредив их заранее об этом. Такое обсуждение проблем было интересным для всех его участников, поскольку открывались совершенно неожиданные грани проблемы.

Одна из характерных черт его управленческого таланта - умение подобрать ключи к сердцу человека. Зачастую даже те, кого он отругал, выходили от него не подавленные, а, так сказать, «оптимизированные». Он так умело вел логику разговора, что виновный сам выходил на осуждение промаха, а одновременно убеждался» «Какой же дока Лавров». И не обижался на него. Он не любил наказывать людей. Приказы о выговорах подолгу залеживались на его столе неподписанными, и когда секретарь напоминала ему, отмахивался: «Пусть лежат!» Никто не помнит, чтобы он вспылил и сквернословил, что любили делать его предшественники и кое-кто из окружения, тем самым подчеркивая свою близость к рабочему классу. Они опускались до уровня работяг, а М. В. Лавров подтягивал их до своего уровня.

В 60-е гг. повсеместной была установка на организацию изготовления товаров народного потребления. Их выпуск в денежном обращении должен быть равным заработной плате работающих. Многие предприятия ВПК уклонялись от этого задания, ссылаясь на перегруженность спецзаказами.

М. В. Лавров считал, что это вторая специализация завода и уклоняться от нее нецелесообразно. Вначале выпускали зажигалки для газовых плит, а затем – детские конструкторы, сувениры, торшеры, различные светильники и т. д.

Философию управления на предприятии в этот период можно сформулировать так: производительность - от человека. И о нем в первую очередь и надо заботиться. Ее можно проследить во внедрении НОТ и повышении культуры, обучении и повышении квалификации работников, активном решении их социально-бытовых проблем. На заводе был открыт филиал Ленинградского военно-механического техникума. И. М. В. Лавров силой своего авторитета. Буквально заставлял мастеров-практиков пройти в нем обучение. К этому времени относится и начало сноса «фраткинграда». М. В. Лавров заявил, что лично сожжет последний барак. При нем были построены спортивный комплекс со стадионом, лыжной базой, плавательным бассейном, различными спортивными залами, площадками, заводской музей, около 20 детских дошкольных учреждений, с десяток коллективных садов, несколько столовых и, конечно, жилые дома. Был заложен Дворец культуры. Правда, последний, 126-й барак на третьем километре был ликвидирован уже в 1972 г. Новый директор А. А. Мехренцев, помня желание М. В. Лаврова, символически поджег его.

Стиль Лаврова сказывался на экономических показателях предприятия, его авторитете, отношении к нему работающих. С предприятия не уходили. Наоборот, многие стремились перейти работать сюда, ибо здесь были лучше условия труда, психологический климат, больше возможностей для профессионального роста.

Приближалось 100-летие завода, и М. В. Лавров начал активную подготовку к нему. Понятно, что директор стремился достойно отметить это событие «новыми трудовыми достижениями». К тому же «под юбилей» можно было выбить из Москвы дополнительные ассигнования на жилищное и социально-культурное строительство, дать заслуженные награды персоналу, получить многое другое, что коллектив давно уже заработал. Но не только эти прозаические интересы преследовал Лавров. Но не только эти прозаические интересы преследовал Лавров. Как патриот завода, он гордился его историей и хотел привить это чувство молодому поколению.

Торжества, связанные с юбилеем, удались. Но они были омрачены несправедливостью, допущенной по отношению к директору в результате интриг в ЦК КПСС, которую он воспринял как оскорбление и тяжело переживал.

Это, видимо, дало толчок к обострению болезни… Он умер четверть века назад, но заводчане не забывают своего директора. На его могиле всегда свежие цветы. Их привозят с завода. Его имя присвоено заводскому Дворцу культуры, достроенному уже после его кончины.

Забота о человеке, преданность делу, одержимость им, доскональное его знание, чувство нового, фантастическая работоспособность, умение сплотить людей - вот некоторые из ключевых слагаемых успеха М. В. Лаврова как руководителя. Он работал в рамках жесткой административной системы, которая держала директорский корпус на коротком поводке, но даже и в этих условиях добился впечатляющих достижений.

Верность // Предпринимательство на Урале.- Екатеринбург, 1995.- С.132-142

Время Лаврова

 Михаил Васильевич Лавров родился 4 марта 1911 года в Рыбинске. Окончив авиамоторостроительный техникум в 1930 году, Михаил по направлению оказался в Подлипках. Здесь Михаил Васильевич прошел путь от станочника до начальника цеха. Руководил шестым отделени­ем цеха № 2, начальником которого был Б.А. Фраткин. Потом сам стал начальником второго цеха. Как вспоминают ветераны, уже возглавляя цех, он непременно участвовал во всех спектаклях самодеятельного за­водского драмкружка, был бессменным полузащитником заводской футбольной команды. В Свердловск вместе с орудийным заводом он приехал уже с боевым орденом Красной Звезды, который ветераны вой­ны ставят выше многих других наград.

А в годы войны? Ему ли, начальнику механосборочного производ­ства, а потом главному инженеру, было не знать, как возрождался за­вод в Свердловске, сколько полегло здесь трудармейцев, заключенных, возводивших заводские цеха? Все пережитое проходило через сердце станочника, механика цеха, начальника пролета, цехового руководите­ля, главного инженера и, наконец, директора ЗиКа. Некрутая карьерная лестница отнюдь не уводила Михаила Васильевича от простых работяг, а наоборот: чем выше была должность, тем больше чувствовал он ответ­ственность за жизнь и судьбу простых заводчан. Должность главного инженера Лавров принял в октябре 1945 года, когда его предшественни­ка К.И. Тритко перевели в Народный комиссариат вооружений.

Ветераны вспоминают, что сильной стороной Лаврова было умение создать дружный коллектив, крепкую команду единомышленников. Он умел подобрать ключи к любому. К рабочим относился уважительно, здоровался за руку, никогда не орал и не матерился, отличаясь в этом от некоторых других руководителей. Говорят, даже те, кому от него до­ставалось, выходили из кабинета не подавленные, а как бы просветлен­ные. Наказывать не любил, приказы о выговорах заталкивал в «долгий ящик». Никто не помнит, чтобы Лавров кого-нибудь снял с работы. Мо­лодые инженеры за глаза называли его «Тещей», однако уважали и по­баивались. Уважение к человеку труда отнюдь не отменяло строгости и требовательности - и к себе, и к другим людям. Он во многом был сыном своего времени. Бывшие начальники цехов и отделов хорошо за­помнили, что уходить домой сразу после смены было нельзя: вдруг се­кретарь директора позвонит, а руководителя нет на рабочем месте! Он и себя целиком отдавал работе, и спросить умел с любого.

Выступает директор завода М. В. Лавров

Для его управленческого стиля была характерна гибкость. Решая производственную или социальную проблему, не делал это в одиноч­ку: создавал рабочие группы специалистов, использовал опыт других заводов, отправляя туда инженеров и технологов. От каждого требовал своих предложений, на сове­щаниях поручал выступать разным специалистам, чтобы охватить проблему в комплексе и высветить разные грани.

Будучи председателем государственной экзаме­национной комиссии на механическом факультете Уральского политехнического института, Лавров внимательно присматривался к выпускникам, вы­искивая толковую молодежь. Однажды сказал кол­легам:

- Был я вчера в УПИ на защите дипломов. Там один парень выступал - он мне так понравился, что я его пригласил работать к нам на завод.

Он говорил об Анатолии Мехренцеве.

На долю Михаила Васильевича выпало капиталь­ное переоснащение завода на производство ракетной техники, строительство и оборудование новых заводских корпусов, но социально-бытовые, культурные нужды заводчан никогда не выходили из поля его зрения. Чего стоила ему одна только эпопея с возведением Дворца куль­туры! Схлопотал несколько выговоров по партийной линии за нецеле­вое использование средств. Но даже председатель партийной комиссии говорила ему в кулуарах: «Михаил Васильевич, вы нас извините, мы обязаны были это сделать. У меня внучка ходит в кружок вашего ДК, и я Вам очень благодарна». И первый секретарь обкома К.К. Николаев хлопал потом по плечу: «Ты, Михаил Васильевич, на нас не обижайся, строй, как строил». Невольно вспомнишь слова популярной песни Макаревича: «Не стоит прогибаться под изменчивый мир...» Не каждому это удается.

М. В. Лавров

По случаю 100-летия ЗиКа М.В. Лавров был представлен к званию Героя Социалистического Труда. На торжественном собрании в ОДО руководитель Военно-промышленной комиссии даже поздравил Миха­ила Васильевича с этой наивысшей в мирное советское время наградой. Однако в результате интриг в ЦК КПСС Лаврова наградили только ор­деном Ленина. Оказывается, завотделом оборонной промышленности ЦК Сербии был против высшей награды. Директор воспринял это как оскорбление и тяжело переживал.

Его уже тогда одолевал страшный недуг - рак крови. Последние годы жизни он регулярно лежал в кремлевской больнице, но кардиналь­но помочь врачи не могли. В один из осенних дней 1969 года прямо на рабочем месте Михаилу Васильевичу стало плохо. Шофер отвез его в больницу на Эльмаше, носилок там не нашлось, и двое рабочих с завода, тоже проходивших там лечение, на руках отнесли его в палату, из кото­рой он уже не вышел. 8 ноября 1969 года Михаил Васильевич скончался.

Инженерно-технические работники завода им. М. И. Калинина

Со своим директором калининцы прощались в построенном им Дворце культуры «Юбилейный» (позднее он обретет имя М.В. Лаврова Проводить его в последний путь пришли ветераны, которые работ с ним в Подлипках, заводчане - участники войны и труда и молодые калининцы.

По сложившейся традиции в день смерти директора все, в ком жива память о нем, посещают Широкореченское кладбище, где похоронен Михаил Васильевич Лавров.

Соратник Лаврова Д.Е. Циклис отозвался о нем так: «Я Лаврова счи­тал Иисусом Христом, который жил, а не работал на заводе. Святой был человек».

И то сказать: найти в архивах фотографию Михаила Васильевича оказалось делом непростым. Везде фигурирует одна-единственная. На ней запечатлен чуть косящий, сосредоточенный, скорее в себя, чем на нас, смотрящий человек. Знавшие Лаврова добавляют,  что был он сред­него роста,  полноватый, непритязательный в одежде, с вечной папиро­ской во рту.

В первом ряду слева направо: Н.П. Алехов, М.В. Лавров, A.M. Тизяков, Г. Князев - секретарь РК КПСС, А.А. Мехренцев

Вспоминается услышанный на заводе эпизод.

Лавровых на заводе было несколько. И все, похоже, как и директор, выходцы из ярославских краев, а может, из одной деревни, половину жителей которой составляли Лавровы. Каждого земляка директор, что называется, «держал в голове». И вот один из них решил податься на другое предприятие и пришел в приемную с заявлением. Секретарша доложила Михаилу Васильевичу.

- Пусть зайдет, - буркнул он.

Молодой Лавров вошел в кабинет с листком заявления. Старший, не поднимая головы от бумаг, спросил:

- Как фамилия?

- Лавров.

Директор, не поднимая головы:

- Иди работай.

- Но, Михаил Васильевич, я вот хочу...

- Иди работай, я сказал! - повысил голос директор. Дома отец спросил у сына:

- Ну что, подписал тебе директор?

- Не- а. Иди, говорит...

- И правильно сделал, что послал. Лавровы перебежчиками сроду не бывали.

Тут все, в этом эпизоде: и время Лаврова, и сам директор, в котором в течение всей жизни мужал человек самостоятельный и по большому счету совестливый в своих поступках. На таких, наверно, и держится земля.

 Время Лаврова / ред. Ю. Бриль // Отечества надежный щит. Машиностроительный завод имени М. И. Калинина.- Екатеринбург, 2013.- С.301-305

 

 

 

 

 

 

 

 

Урал-Склад это логистическая компания с ответхранением в Екатеринбурге.

  Создание и поисковая оптимизация сайта